«Чтобы выстроить систему, надо действовать системно»: Валерий Турбаба о развитии борьбы в Кузбассе

Валерий Турбаба

Есть в большой и дружной семье кузбасских борцов, среди характерных и волевых атлетов по-настоящему железный человек. Обладатель одного из лучших в Кемеровской области результатов «железной» дистанции в триатлоне (а это 226 км!) – Валерий Александрович Турбаба.

Валерий Александрович – КМС по рукопашному бою, КМС по триатлону, президент Федерации Грэпплинга и Панкратиона Кемеровской области, а также генеральный директор ООО «КБА». С ним мы встретились, чтобы обсудить не столько спорт (хотя не поговорить об этом с таким человеком невозможно), сколько его развитие с точки зрения руководителя федерации и успешного предпринимателя.

– Валерий Александрович, расскажите с чего для вас начался спорт?

– С детства. Но профессионально я никогда не занимался, только на уровне любителя. В школе, как все, посещал клубы по месту жительства, увлекался футболом. Но в какой-то момент из-за травмы переключился больше на учёбу. Потом уже в сознательном возрасте, примерно в 25 лет, я пришёл в единоборства – в тайский бокс. Сначала занимался для себя, потом проникся этой культурой, начал выступать. Однако травма коленного сустава и тут помешала. Ещё позже обратил внимание на борьбу. Я тогда готовился к соревнованиям по рукопашному бою. Нужно было к ударной технике добавить борьбу. Свою программу-минимум я выполнил – получил разряд кандидата в мастера спорта – и продолжил тренировки. Постепенно как-то влился в Федерацию спортивной борьбы. Только переключился на грэпплинг и панкратион.

– А почему именно эти дисциплины, а не классические?

– Грэпплинг – вообще молодой спорт, он начал развиваться только в 2013 году. Но у нас, в Кузбассе, уже сейчас есть несколько именитых спортсменов. Это Анатолий Малыхин – чемпион Европы, Арсений Султанов – призёр чемпионата Европы. Он, кстати, и тренировал меня, обучал грэпплингу. Сейчас он тренирует молодых ребят в секции, открытой в ГЦС «Кузбасс». Также можно вспомнить новокузнецкого чемпиона Европы по ветеранам Алексея Москаева. Отмечу, все они вышли из классической борьбы. То есть вся база – это наследие вольной и греко-римской борьбы Кузбасса. Есть и молодые спортсмены: Константин Тевс, например, и Сергей Дробей. Также у нас сильная школа панкратиона. Она куда старше грэпплинга и также хорошо развивается, хотя конкурировать по промотированию и продвижению, например, с ММА не так-то просто.

– А в чём сложность?

– Вся сложность в том, что наш спорт – любительский. В нём выступают на высочайшем уровне люди, которые не зарабатывают на этом, как зарабатывают профессионалы в боксе или в смешанных боях. Поэтому часто спортсмены, сформированные в любительском спорте, заканчивают выступать на уровне мастеров спорта в 25 лет, когда надо идти зарабатывать. Для развития профессионального спорта, для обеспечения спортсменам возможности выступать и содержать семью, необходимы организаторы. Я захотел развивать федерацию грэпплинга и панкратиона, поэтому и взял на себя эту ответственность. Какой смысл сидеть диванным критиком и рассуждать, как всё плохо и как недостаёт коммерческой составляющей?

– А справиться с этой задачей может только спортивная федерация? Только такой администратор-организатор процесса?

Для достижения этих целей необходимо начинать не с конца, как часто делают, а с начала. Многие начинают поддерживать профессионалов. Это правильно, с одной стороны. И неправильно – с другой. Всегда нужно начинать с детей. Нужно правильно тренировать, чтобы к 20-25 годам спортсмен не был искалечен, как физически, так и психологически. За годы тренировок нужно выстроить правильный подход и правильное восприятие спорта. Более того, помимо спортивных навыков человек должен получить общее и высшее образование. Речь о всесторонней развитости с приоритетом на спорте, если человек решает выбрать карьеру спортсмена. Когда я сам, будучи школьником, занимался в СДЮШОР, у нашего тренера была идея спортивного класса, в котором мы бы изучали школьную программу. Но так, чтобы не мы подстраивались под уроки, а их подстраивали под наши тренировки. Расчёт на то, чтобы мы успевали и тренироваться, и восстанавливаться, и не отставали по учёбе. Конечно, это системный вопрос. Этим сложно, но нужно заниматься. Однако этим можно заниматься, только если есть аккредитованная спортивная федерация, спортивный комитет и, само собой, выдающиеся спортсмены. Да, это вопрос не двух-четырёх лет. Это вопрос целых поколений. Потому-то работу нужно начинать уже сейчас. Можно получать промежуточные положительные результаты, но, чтобы выстроить систему, нужно действовать системно. И в эту систему действий входит, в том числе, работа со спортшколами, проведение сборов и соревнований разного уровня, проведение турниров, таких как «Шахтёрская слава». Ведь одно дело областной чемпионат, и совсем другое дело – международный турнир, на который приезжают настоящие звёзды, легенды, олимпийцы. И люди видят – вот так может быть, вот так могут бороться наши дети. Это, в том числе, и идеологическая работа. Люди должны проникнуться спортом, а организаторы и функционеры федераций должны гореть этими идеями.

А почему коммерческие спортивные организации, такие как UFC, M-1 Global и прочие, обеспечивают заработок спортсменам, а спортивным федерациям это даётся сложнее?

– Ответ в самом названии – они коммерческие. По сути, это организации, которые по правилам боевых спортивных дисциплин проводят коммерческие чемпионаты. Но это не спорт. Тут задачи разные. Для спорта важно вырастить и воспитать спортсмена, а для таких организаций – получить доход. Спортивная задача сложнее. Нужно поэтапно готовить человека, который победит сначала на области, потом на округе, потом на федеральном уровне, а потом уже будет представлять страну на международных соревнованиях. Это долгая и щепетильная работа. И это называется любительским спортом. Потому что профессиональный спорт – это коммерческие выступления. И важный момент тут: у нас никогда не будет профессионального спорта, пока мы не воспитаем любителей. А любителей у нас не будет, пока не будет воспитано детское поколение. Поколение, которое не будет, как я, в 14 лет уходить из спорта из-за травм. Поэтому необходимы не только опытные тренеры, но и качественная диспансеризация и медицинская поддержка спортсменов, оборудование и т.д. И это тоже системный вопрос.

А ещё эта та самая история и преемственность, которыми вполне может похвастаться кузбасская борьба.

Да! Сейчас мы, например, работаем над созданием новой истории панкратиона. В ГЦС «Кузбасс» появилась секция панкратиона, в ней занимаются и дети, и взрослые. Уже сегодня есть ребята, подающие большие надежды. Теперь мы думаем, как расширить секцию и как проводить массовые детские первенства и крупные соревнования, в том числе, и по грэпплингу. В следующем году, возможно, организуем сборы, отправим наших спортсменов на международные соревнования. Поначалу местные соревнования, скорее всего, не будут массовыми. Но надо с чего-то начинать. И, я считаю, надо начинать с детей. Некоторые идут по более простому пути – нанимают борцов с других регионов, например, с Кавказа. Включают их в свою сборную, перевозят их, дают прописку, и те выступают не за свой край. Своего рода легионеры в борьбе. Можно и это делать. Тут вопрос лишь в деньгах. Так можно на ближайшем чемпионате завоевать первое командное место в России. Но что тогда делать ребятам, которые здесь живут и тренируются?

– А как развивать спортивную школу и растить спортсменов, если спорт, те же грэпплинг и панкратион, ещё не стали массовыми и столь популярными?

– Я думаю, боец, который связывает свою жизнь с единоборствами, должен выступать во всех дисциплинах. На турнирах по самбо, по борьбе, по грэпплингу и панкратиону, по ММА. В Кузбассе, где не так много турниров, нужно как можно чаще участвовать в соревнованиях. Конечно, во всех видах спорта свои нюансы, правила и задачи. Но выступление – это незаменимая практика, которая даст любому спортсмену преимущество. Кроме того, чем больше участников, тем интереснее проходят соревнования. Тем больше будет зрителей, а значит, и интерес к этому виду спорта. Зрители потом приведут детей в секции. Дети потянутся за уже опытными и именитыми спортсменами, вырастут и станут новым поколением выдающихся борцов.

– Сейчас вы оставили единоборства в качестве хобби и больше занимаетесь триатлоном. Расскажите о различиях между боевыми искусствами и небоевыми видами спорта?

– Заниматься триатлоном несколько проще, чем борьбой. В борьбе нужен спарринг-партнёр и тренер, который стоит с тобой и говорит, что делать. Заниматься приходится системно, в режиме секции. К соревнованиям по триатлону я готовлюсь самостоятельно. У меня есть тренер, который удалённо корректирует тренировочную программу. Но занимаюсь я сам. Всё-таки непросто совмещать работу, семью и ежедневные тренировки. Приходится расставлять приоритеты и выкраивать время. И в плане волнения перед выступлением триатлон после борьбы давался мне проще.

– А что проще: борьба с собой в триатлоне или борьба с соперником на ринге или на ковре?

– В борьбе ты точно знаешь, что получишь, что будет контакт с соперником. Это, конечно, требует особой настройки. А в триатлоне: нырнул – проплыл, сел – проехал на велосипеде, потом пробежал дистанцию. Но когда я, выступая в триатлоне, начал ставить себе конкретные задачи, стало тяжелее. Борьба с собой оказалась сложнее, потому что приходится работать не в своём темпе, превозмогать себя и бороться с желанием где-то пасануть и дать слабину. Но при этом нужно чётко рассчитывать свои силы и не выходить из комфортной пульсовой зоны. А для себя, в удовольствие, пройти триатлон или дистанцию Ironman не так сложно, как кажется. Нужно лишь настроиться на долгую работу и немного подготовиться, стартовать – и двигаться к финишу в комфортном темпе.

– Валерий Александрович, расскажите о том, как вы видите борьбу в целом, что она для вас значит и что дала вам?

–  В первую очередь, борьба, и в целом единоборства, свела меня с такими людьми, с которыми я бы никогда не встретился, не занимаясь единоборствами. Это люди, у которых можно многому научиться. Не только дисциплине, не только твёрдому – не жёсткому – твёрдому характеру, но ещё и особому мировоззрению. У людей, с которыми меня свела борьба, правильный взгляд на мир. Не лучшая формулировка, но не могу сказать иначе. Просто правильный взгляд на всё. Отношения с друзьями – правильные, отношения в бизнесе – правильные, в семье – правильные, просто отношения с миром правильные. Этот жизненный опыт и это общение просто уникальны. Я часто слышал формулировку «борцовское братство». Оно, конечно, есть во всех видах спорта, но в борьбе оно особенно выраженное и ощутимое. Борьба мне дала то, что человек с возрастом получает всё реже. Она дала мне друзей, уникальных людей, старших товарищей, возможность заниматься тем, что мне нравится – спортом и развитием спорта.

– Всё «борцовское братство», и не только кузбасское, но и международное, сейчас с нетерпением ждёт начала «Шахтёрской славы», которая стартует 21 сентября. Поделитесь своим понимание и видением этого турнира?

– Такой международный турнир, который проводится в Кемеровской области, – это значимое событие не только для нашего региона, но и для мира спорта вообще. Приезжают несколько десятков стран и привозят сильнейших бойцов. Уровень проведения «Шахтёрской славы» высочайший. Федерация спортивной борьбы Кемеровской области пропагандирует правильную философию – «Кузбасс – территория борьбы». У нас действительно сильная борцовская школа с богатой историей. И эту школу поддерживает и постоянно развивает спортивная федерация. Такие турниры, а также другие соревнования, в том числе по грэпплингу и панкратиону, которые вышли из классической борьбы, – доказательство преемственности и развития спорта. Они указывают на то, что федерация не стоит на месте. Я уверен, у «Шахтёрской славы» большое будущее. Проведение международных турниров такого уровня – это интересно, познавательно и перспективно как для Кузбасса, так и для кузбассовцев.

Смотрите также:

Михаил Баранов – человек дела. Тренер и судья.

Михаил Баранов – человек дела. Тренер и судья. Трудно ли быть тренером и одновременно судьей по вольной борьбе? Что для этого нужно? И почему в арбитры идут не все? Кемеровский судья международной категории по вольной борьбе Михаил Баранов известен и уважаем в российском судейском корпусе. В Кузбассе всего два тренера такого класса – он и […]

Владимир Секлецов:  «Мой первый тренер меня покорил»

Владимир Секлецов:  «Мой первый тренер меня покорил»     Кемеровчанин Владимир Николаевич Секлецов – мастер спорта СССР по вольной борьбе, тренер высшей категории. Судья международной категории и судья всероссийской категории. Неоднократный победитель областного конкурса «Лучший судья Кузбасса».   За время работы подготовил десятки мастеров спорта России и мастера спорта международного класса. Спортивный стаж около 40 лет. Взрослых […]